Жители Королева о пионерском детстве: вражеская подлодка и последний пионер

19 мая 2016 в 10:59 Обновлено 19 мая 2016 в 12:14
©  из архива Юлии Лавряшиной

День пионерии отмечается 19 мая, так как в этот день в 1922 году в СССР была создана всесоюзная пионерская организация имени Ленина. Пионеры были младшими друзьями комсомольцев и старшими товарищами октябрят. Во время Великой Отечественной войны они работали в тылу и воевали на фронте, десятки тысяч ребят были награждены высокими орденами и медалями. В мирное время пионеры помогали рабочим выполнять план, занимались общественно важной деятельностью, помогали пожилым людям и инвалидам. Красный галстук и значок с профилем Ленина стали символами честности, трудолюбия, любви к родине. Корреспонденты «РИАМО в Королеве» выяснили у горожан, чем им запомнилось советское пионерское детство.

Сленг жителей Королева: КГБ, Чикаго и Тряпка>>

Виктор Солодушкин, 64 года, сотрудник национального парка «Лосиный остров»:

©  из архива Виктора Солодушкина

«Моя точка зрения: если убрать из октябрятской, пионерской, комсомольской организаций времен СССР политизированность, то это были отличные организации, которые на нужном этапе человеческого развития объединяли детей, подростков, молодежь и направляли их развитие в нужное русло. Внутри каждой создавались уже более узконаправленные движения: среди пионеров это были юннаты, «тимуровцы» и многие другие, что позволяло выбрать направление деятельности по личному усмотрению и желанию.

Когда люди объединяются по интересам, это всегда идет на пользу и самим участникам движения, и обществу. Сейчас же существует множество организаций – самых разных пионеров и скаутов, но они не связаны между собой. Каждое объединение само по себе – само придумывает себе форму, само решает, чем именно будет заниматься. В любом случае подобные организации нужны, но опять же – без привязки к политике.

Весь мой класс – вне зависимости от успеваемости и каких-то личных достижений – принимали в пионеры на Красной площади рядом с мавзолеем Ленина. Это было в 1963 или 1964 году. Сразу после этого мы пошли в мавзолей на экскурсию, я там побывал впервые. Вот это было сильное впечатление!

Позже, насколько я знаю, в пионеры принимали в домике Ленина на улице Ильича, который сейчас входит в состав Королевского исторического музея как отдел «Усадьба «Костино». Если говорить в целом, то я был среднестатистическим пионером – ничем не отличался от массы других ребят, особо не активничал, какими-то выдающимися талантами не славился».

Алла Свиридова, 39 лет, торговый представитель:

©  из архива Аллы Свиридовой

«Сейчас много говорят о том, что советская пионерия – это чьи-то «указки», никакой свободы личности и тому подобное. Для меня и моих сверстников пионерская организация была чем-то само собой разумеющемся и протестов не вызывала. Это объединяло, это организовывало. Были и меры воздействия вроде исключения из пионеров, причем угроза исключения была действенной: подтягивали и учебу, и следили за поведением, и участвовали в общественной жизни.

Хорошо помню, что в третьем классе в пионеры принимали только отличников, а остальных уже в четвертом. Самые яркие воспоминания, конечно же, о летних месяцах, проведенных в пионерских лагерях. Я тогда жила на Крайнем Севере, на берегу моря Лаптевых, и мои родители-моряки, у которых летом была навигация, обычно отправляли меня в лагерь на все 3-4 смены. Ездила в Астрахань, Херсон, Туапсе, Анапу.

Особенно запомнился некогда существовавший в Можайском районе «Юный моряк» министерства морского флота СССР. Это был не просто лагерь, а пионерская флотилия, мы жили не в отрядах, а в экипажах, комнаты были кубриками, а столовая – камбузом. Форма была стилизована под морскую, с так называемыми гюйсами – большими синими воротниками. На Москве-реке у нас был свой небольшой причал со шлюпками, и надо было заслужить право сидеть на веслах. Именно там я научилась вязать морские узлы – кстати, в жизни это умение до сих пор иногда находит применение.

Может, кто-то из королевцев тоже постигал в «Юнморе» азы морского дела? Ведь и нынешний Королев, и та пионерская флотилия связаны с именем Ивана Папанина, советского исследователя Арктики».

Юлия Лавряшина, писатель:

©  из архива Юлии Лавряшиной

«Самые яркие воспоминания о моем пионерском детстве связаны с чудесным лагерем «Артек» на южном берегу Крыма, где я побывала в двенадцатилетнем возрасте. Не знаю, как сейчас, но раньше «Артек» состоял из нескольких лагерей, и каждый имел свою специфику работы. Наш «Кипарисный» был лагерем юных пограничников: у нас была своя застава, по вечерам мы дозором обходили территорию, а днем дежурили на вышке, где была установлена подзорная труба для наблюдения за морем.

И вот однажды с этой вышки мы с боевым товарищем обнаружили всплывающую из морских глубин... подводную лодку! Конечно же, вражескую! Так мы решили и возликовали, предвкушая похвалы и награды. Вскоре о подводной лодке знал чуть ли не весь лагерь.

Вызвали командира отряда, он тоже подскочил от радости: «Вы поймали нарушителя границы!» И только опытный погранец – начальник заставы – опустил нас с небес на землю. Одним глазом глянув в подзорную трубу, он буркнул: «Баржа с гравием». Наши мечты о славе осыпались с тихим шорохом».

Андрей, 35 лет, предприниматель:

© РИАМО,  Николай Корешков

«Я был пионером совсем недолго. Именно пионерской жизни не запомнил, но тот период отложился в памяти еще потому, что была реформа образования, и из третьего класса мы перешли сразу в пятый. Помню только, что приняли нас, третьеклассников-октябрят, в пионеры почти в самом конце учебного года – в апреле или мае 1991 года. Я тогда жил в Щелкове, а торжественная линейка проходила в городском парке. Нас тогда практически сразу предупредили, что галстук каждый день можно не повязывать, главное, чтобы значок всегда был на груди.

Потом наступили каникулы, мы с мамой уехали на море и вернулись только в середине сентября. А в августе случился путч, с которым в прошлое ушла Коммунистическая партия, ВЛКСМ, пионерская и октябрятская организации. Но мы, конечно, еще не задумывались о последствиях. Помню, в первый учебный день я пришел в школу в галстуке, чтобы соблюсти формальности. Надо мной посмеялись одноклассники: мол, не пионеры мы больше. Но главный атрибут пионерии – красный галстук – еще долго хранился дома».

Ирина, 41 год, педагог:

© Фотобанк Московской области,  Николай Корешков

«Я была примерным пионером. Верила в добро, стремилась помогать взрослым. Тому же самому меня учили и в семье. «Тимура и его команду» перечитывала много раз. Меня не напрягало то, что, как говорят, надо было ходить строем, что нам навязывали какую-то идеологию. Правильная была идеология, наверное, именно поэтому большинство представителей моего поколения выросли более-менее ответственными людьми с правильными жизненными ориентирами.

Будучи октябренком, я очень хотела, чтобы меня поскорее приняли в пионеры! Ребята в красных галстуках казались мне такими взрослыми, серьезными. Они постоянно что-то делали в школе – то деревья сажали, то макулатуру собирали, то в колхозе помогали во время сбора урожая. Помню, как я переживала, что могу забыть слова клятвы пионера или запнуться, а еще почему-то боялась чихнуть во время торжественной линейки.

Позже был случай: малышня из детского сада подошла, просят перевести их через дорогу: «Вы такая взрослая, помогите нам!». Перевела, а потом шла носом кверху, вся из себя такая ответственная.

В комсомол вступить не успела – как раз все окончательно развалилось. О пионерской жизни остались теплые воспоминания, потому что было почетно принадлежать к этой организации. Много сил и ответственности придавало осознание того, что ты являешься частью чего-то большого, светлого и нужного».