пн, 23 октября, 19:53
+0°C
В Королеве
Следи за жизнью в городе

Скорняк и грумер: жители Королева о своей уникальной работе

© pixabay.com, KeystonePetPlace

Тысячи школьников в Королеве сегодня решают, кем стать. Большинство людей мечтает о высокооплачиваемой, востребованной и интересной работе. Многих привлекают профессии экономиста, врача, педагога, менеджера. Но существуют и намного более оригинальные специальности, как традиционные, так и относительно новые. С представителями редких профессий пообщалась корреспондент «РИАМО в Королеве».

Директор кванториума в Королеве: «Дети генерируют больше идей, чем взрослые»>>

Ирина Майорова, скорняк:

©  из личного архива

«Я работаю скорняком уже 25 лет и ни разу не пожалела, что выбрала именно работу с мехом. К слову, в Советском Союзе было всего два училища, где готовили скорняков, сейчас нет ни одного. Кроме меня ни один мой однокурсник не работает по профессии. Попала я в училище случайно, пошла на пару с подругой. В итоге она ни дня не работала по профессии, а для меня это стало жизнью. Работа эта очень интересная. Никогда не бывает двух одинаковых шуб. Каждая шкура уникальна, имеет свою расцветку, по-разному растет волосяной покров, все это нужно учесть, когда составляешь из кусков одну вещь.

Девять лет назад я работала на Рублевке. Вот там было, где фантазии развернуться. Чего только не заказывали. Мы делали картины из меха, ковры, панели с элементами вышивки, предметы интерьера, комбинировали с перьями страусов, рукава у шуб делали «фонариками». Однажды даже шила шубу из койотов и ковер из антилоп. На Рублевке было интересно в том смысле, что ограничений практически не существовало, но зато сейчас, когда я работаю в дизайн-студии, могу помогать людям, которые благодарны за мою работу, и это приносит гораздо больше удовлетворения.

Директор Лаборатории робототехники в Королеве: про Робофест и дроны

Приходится совмещать работу швеи, закройщика, портного. Сейчас много шуб приносят на переделку. Женщины уже не готовы носить одну шубу 30 лет. Часто просят не просто ушить или укоротить, а полностью переделать фасон. Раньше было огромное производство, каждый занимался своим делом, теперь, конечно, так не получается. Еще эта работа постоянно заставляет учиться. Нужно знать, как растет мех у каждого животного, какая часть ценнее. Например, обычно ценится мех со спины, но у рыси мех лучше на брюшке. Тонкостей очень много. Всем этим нюансам нас учили. Недавно, к слову, нашла свои старые конспекты, кое-что оттуда взяла на заметку.

Меня часто спрашивают, не жалко ли мне животных. Могу сказать, что живыми я их не вижу, а к меху отношусь, как к ткани, просто с некоторыми особенностями. Если уж мех есть, нужно сделать из него что-то красивое. Очень люблю восстанавливать вещи, которые уже собирались выкидывать. Много раз бывало, что практически из ничего мы делали новую и красивую вещь. Такие моменты меня особенно радуют.

Работа наша, конечно, тяжелая физически, да еще и грязная. Шерсть летает везде и всюду. Но возможность реализовать себя в творчестве, чувствовать себя нужной, понимать, что кроме тебя это никто не сделает, компенсирует все недостатки».

Участковый Андрей Блашкин: «Почти все наши дела уникальны»>>

Марина Рахматуллина, скульптор:

©  из личного архива

«Я поняла, что хочу быть скульптором, когда получила художественное образование мастера резьбы по дереву. Мне было 20 лет. В институте мы учились вместе с будущим мужем Кириллом. Познакомились мы еще в художественном училище. Когда стали парой, решили продолжать учиться в институте, но выбрали разных профессоров, чтобы изучить разные подходы к мастерству скульптуры. И это очень пригодилось теперь, когда мы создали совместную мастерскую.

Учились мы очень весело. Я считаю, это были лучшие годы. Мы проводили в институте по 12 часов, доводя до совершенства свои произведения. Замечательные преподаватели привили нам чувство стиля, показали, как нужно развиваться, чтобы стать мастером своего дела. 

Люди-совы из Королева: про активность ночью и «спящий режим» утром

Я бы даже не называла нашу деятельность профессией. Скульптура для меня стала жизнью и универсальным инструментом по изучению мира. Ведь важно постоянно самосовершенствоваться, и дело не только в мастерстве лепки. Каждый раз, принимаясь за работу, нужно изучить досконально то, что собираешься делать. Если это исторический персонаж, нужно знать все не только о нем, но и об эпохе, если это современник, нужно быть психологом и суметь уловить черты характера. Мы изучаем исторические костюмы, маркетинг, современную моду, историю мирового искусства, но главное – внимательно наблюдаем за окружающей средой. Поэтому у нас не бывает серых будней. Мы научились видеть важное и замечать все тонкости, поэтому каждый день открываем что-то новое. К тому же скульптор – это физический труд, что заставляет держать себя в форме и вести здоровый образ жизни.

У нас нет одинаковых заказов, каждый уникален. Помню случай, когда мне принесли куб белого шоколада и попросили сделать слона. Пока я его делала, шоколадной крошкой было усыпано все вокруг: инструменты, пол, руки и голова. Клиенты остались довольны, а у меня с тех пор появилась шутка, что я не понаслышке знаю, что значит «быть в шоколаде».

В процессе изготовления скульптур я заметила, что эта работа успокаивает, настраивает на радость и позитив. Я абсолютно уверена, что скульптура – это новая йога, недаром ведь детям так нравится лепить что-то из пластилина. Взрослые еще больше нуждаются в медитации и успокоении. Поэтому могу сказать, что эта работа – самая гармоничная».

Королевцы о начальниках: «Шеф должен уметь слушать и принимать решения»>>

Татьяна Максимова, грумер:

©  Наталия Федосова

«Во время учебы в университете я занималась зоологическими и экологическими исследованиями и всегда мечтала найти работу, связанную с животными. Так случилось, что несколько обстоятельств пересеклись, и я с головой погрузилась в груминг.

У меня появилась собака – той-пудель Марфа. Пудель – очень сложная в уходе собака, но я хотела стричь ее сама. Пошла учиться, сначала практиковалась в стрижке собак дома, потом открыла салон стрижки животных. Кстати, именно образ моей Марфы лег в основу логотипа. Опытным профессионалом я, конечно, себя не считаю. Мне еще многому нужно научиться, и я продолжаю совершенствоваться, посещаю различные курсы повышения квалификации и мастер-классы.

Владелец барбершопа в Королеве: о бородах и мужском стиле

Люблю стричь пуделей. Это самая сложная порода в стрижке, именно поэтому она мне нравится. Моя цель – в совершенстве овладеть мастерством стрижки пуделей. Очень нравится, когда приходят крупные собаки. Они добрые, и от них я заряжаюсь позитивом на неделю вперед. Кстати, не стоит думать, что на стрижку приводят только маленьких породистых собачек. К нам приводят собак и из реабилитационного центра «Зоодом». После мытья и вычесывания любая дворняга выглядит по-царски. Ну и хозяевам стриженной собаки приходится гораздо меньше убираться в доме.

Клиенты часто просят сделать что-то необычное для их питомца. Это как в обычной парикмахерской, когда просишь мастера поэкспериментировать. Однажды просили собаке оставить гриву, как у пуделя, хотя она была другой породы. Иногда красим ушки или хвост. Часто просят кошкам кисточку на хвосте покрасить. Еще просят выбрить на спине узор или надпись. А однажды был забавный случай. Пришли на банные процедуры три крупные собаки с одной хозяйкой. Пока мы занимались одной из них, две другие сидели в комнате ожидания и отдыхали. На следующий день я решила сделать себе кофе и поняла, что собаки тоже пытались угоститься кофе, – капсулы были искусаны. Потом я присела на диванчик и увидела, что и журналы как дыроколом проколоты – тоже искусаны. Мы потом долго с хозяйкой смеялись, что собаки пили кофе и читали журналы.

Конечно, работа эта связана с рисками. Аллергии, к счастью, у меня нет, но мы всегда надеваем маску и защитные очки, потому что шерсть повсюду. Важно не только уметь делать стрижки, к животному нужно найти подход, успокоить его, чтобы заслужить доверие. Тут нужно знать основы кинологии. Ну и, конечно, очень важно соблюдать санитарные нормы. Многие болезни передаются людям от животных, бешенство в том числе. Никуда не деться от укусов и царапин. Поэтому, чтобы быть грумером, нужно по-настоящему любить свое дело».

Актуальное

Другие СМИ